Главная » Файлы » Мои файлы

История освоения территории Оленекского района
2016-04-04, 5:37 AM

           Саввинов Прокопий Трофимович  -  директор Оленекского

 историко – этнографического музея  народов Севера

 

На  древней  земле  Yрэн – Хосуна

(Древняя  и  средневековая  история  этнических  групп

на территории  Оленекского района)

          

           Древние  обитатели  бассейнов  рек  Оленека, Малой  и  Большой  Куонамки, основных  водных  артерий  Оленекского  улуса,  известны  как  неутомимые  охотники  на  диких северных  оленей  и  лосей. Устные  исторические  предания  и  легенды  коренного  населения  изобилуют  рассказами  о  военных  столкновениях   древних  разноязычных  племен  за  обладание  богатыми  охотничьими  местами  на  диких  оленей, особенно  речными  переправами, центров  поколок  на  мигрирующих  диких  оленей  (тиигээн). Именно  эти  поколки, где  осенью  добывалось  большое  количество  мяса  впрок,    решали  в  то  суровое  время   вопрос  жизни  и  смерти   племени, выживут  ли  сородичи  за  долгую  зиму. Добытчиками, кормильцами  и  защитниками от  внешних  врагов своих  родов  в  героических  сказаниях  выступают  хосуны. Сам  термин  хосун  происходит  от  эвенкийского  слова  “сонинг”, “сэнэ” - силач, богатырь. А  вот  как  обьясняют  старики  нашего  улуса  значение  слова “хосун”.  “В  старину  были  сильные  люди, большие  охотники. Они  догоняли   диких  оленей  на  тутах (лыжи, подбитые  камусом – П. С.). Охотились  они  только  тремя  стрелами, а  добывали  так  много, что  каждый   прокармливал  семь  семей. Таких  людей  называли  хосунами”.

           Известный  якутский  этнограф и фольклорист Г. В.  Ксенофонтов  в  1924 г. в низовьях  рек Лены  и  Оленька  впервые  более  широко  собрал  и  подробно  записал     сказания  о  хосунах   и  в  1937 г. они  были   изданы  особым  приложением  к  его  книге  “Ураанхай – сахалар”.  В  большинстве  этих  сказаний  местом  действия  является  река  Оленек.  Это  обстоятельство  побудило  ученого объединить  собранные  сказания  под  названием   “Оленекская  хосунная  эпопея” . В “эпицентре” хосунных сказаний в Оленекском районе в 1941-1946 гг. учителем и директором школы работал в будущем известный советский ученый-этнограф, лауреат Государственной  премии  Илья  Самуилович  Гурвич, автор большого научного труда “Культура северных якутов-оленеводов”. Ему  удалось  записать  в  Оленекском, Кирбейском, Жилиндинском  наслегах  нашего  улуса  и  в  Саскылахском  наслеге  Анабарского  района  ряд  хосунных  сказаний. А  в  1954 г.  ученым  несколько  вариантов  были  зафиксированы  в  Булунском  и  Усть – Янском  районах. 

        Известны  имена  легендарных  хосунов, таких  как  ¥рэн, ¥нкээбил, Чэмпэрэ  и  другие.    Среди  них    с  доисторических  времен  до  нашего  времени  у  коренного  населения  Оленекского  улуса  большой  легендарной  славой  овеяно  имя  героя – прародителя  Yрэн – Хосуна. Устные  сказания, записанные  в  начале  ХХ в.,   местожительство  Урэн – Хосуна   отводили  окрестностям  урочища   Туманнаах-тюбэтэ  около  пос. Оленек. На  противоположном  берегу  высится  гора  Yрэн  - хайата, поблизости  нее  протекает  речушка  Yрэн  аппата. Около  речушки  на    склоне  находится  разрушенный  арангас – наземное  захоронение  на  столбах, которому население отводит  роль  последнего   земного  пристанища  легендарного  Yрэн – хосуна. В  свою  очередь  в  сказании  об  Yрэн – хосуне  упоминаются  названия  притоков  и  местностей  Оленька  на  территории  улуса  таких как, А5ыс  арыы (Восемь  островков), Батыйалаах (пальма, типа большого  ножа), Таалакаан  айаана (Талакаан  протока), речка  Маинда  и  др.  Таким  образом,  Оленекский  улус  известен  в  устной  народной  традиции  как  земля  Yрэн – Хосуна.

        Неутомимый  охотник  на  дикого  оленя, славный  воин  и хосун   еще  с  каменного  века  обживал   бескрайние  просторы  тайги  и  тундры  нашего  края. Олень  и  идущий  за  ним  человек   или  человек  верхом  на  олене  -  вот  символ  нашего  Севера.  Об  этом  и  будет  наш  рассказ.    

 

Неолитические охотники на дикого северного оленя   (7 – 3 тысячи лет назад) – древние обитатели края

     Огромная территория заполярного Оленекского района, занимающая 1/10  часть Якутии, изучена в археологическом отношении крайне неравномерно. Между тем проблема освоения первобытными людьми суровых северных широт Заполярья остается до сих пор одной из важных задач археологической и других наук.

         Основные водные артерии Оленекского района – эти реки Оленек, Малая  и Большая Куонамки (правый и левый притоки р. Анабар ), впадающие в море Лаптевых. Растительность в долинах рек довольно однообразна. В верховьях и среднем течении господствуют северо­таежные леса из даурской лиственницы с редкой примесью ели. Дальше к северу их сменяет тундровая кустарниковая растительность. Из представителей типичной северной фауны здесь в послеледниковый период особенно изобиловали крупные парнокопытные, как мигрирующие тундровые и лесные северные олени и лоси. А из водоплавающих птиц до недавнего времени на посетителей этого края особое впечатление производили многочисленные стаи гусей. На реках водятся до 27 видов рыб. Богатые охотничьи места на крупных парнокопытных и линных гусей, изобилие рыб с древнейших времен притягивали сюда разноязычные племена. В этом краю с суровым климатом и чахлой растительностью они находили приют и покой.

       Первые следы пребывания первобытных людей каменного века в бассейнах рек Оленека и Анабара были получены от геологов, исследователей тех мест. Находки единичных изделий из камня были сделаны в разные годы геологами П. И. Глушинским, В. В. Жуковым, В. Я. Кабаньковым. Открытие первых двух стоянок людей каменного века на реке Оленек принадлежит геологу А. П. Пуминову и описаны им вместе с академиком А. П. Окладниковым. Материал этих стоянок, несмотря на раскопки незначителен. Авторы статей датировали обследованные памятники поздним этапом неолита ( III тыс. – перв. половина II тыс. до н.э.) (см. Окладников А. П; Пуминов А. П. Неолитические памятники на долине р. Оленек. Труды Научно - исследовательского института геологии Арктики. т. 63, вып. 13, - Л. 1959).

          В 1967 - 1968 г.г. на территории Оленекского района работал отряд Приленской археологической экспедиции ЯФ СО АН СССР под руководством известного якутского археолога, кандидата исторических наук Ивана Васильевича Константинова. По материалом экспедиций вышел ряд статей. ( см. Константинов И В. Неолитические стоянки на Оленеке. «По следам древних культур». Сб. статей. Якутск, 1970. - С. 73 - 93. Константинов И В. Археологическое изучение Северо - Западной Якутии.­Бюллетень НТИ - Якутск, 1975. - С. 5 - 9 ).

       Отряд на надувных резиновых лодках обследовал бассейн р. Оленек от районного центра пос. Оленек до пос.Таймылыр, отстоявшего от устья Оленека всего на 90 км. Следы пребывания древних людей были обнаружены более чем в 20 пунктах. Из них наиболее значительными памятниками, по мнению И. В. Константинова, являются стоянки Оленек - 1 в черте райцентра, Абыналах, Нижнее - Талуодская, Мэчимдэн - 1, Хорбусуонка - 1 и другие. В черте районного центра пос. Оленек археологами были раскопаны стоянки каменного века в двух пунктах. Стоянка Оленек- 2 была мастерской первичной обработки камня и там были обнаружены многочисленные отщепы - заготовки для изготовления каменных орудий.

     Разведка бассейна реки Анабара И. В. Константиновым была предпринята в 1974 г. от пос. Жилинда по Малой Куонамке до Саскылаха. В результате маршрута археологами были обнаружены 20 стоянок, в основном неолитических. По мнению исследователя наиболее перспективными оказались стоянки у устья речки Эбэлээх ( 361 км от устья Анабара) и у речки Семэлдьин - на левом берегу, недалеко от Эбэлээхэ. Надо заметить, что эти стоянки сейчас находятся в зоне промышленной добычи россыпных алмазов и сохранность их не гарантируется.

             По периодизации И. В. Константинова, учтенные в настоящее время самые ранние археологические памятники территории Оленекского района и всего Северо - Запада Якутии в основном датируются ранним неолитом (конец 5 - 4 тыс. до н. э.). - Абыналаах, комплекс у Хорбусуонка - 1 , средним неолитом ( конец 4 - 3 тыс. до н. э. ) - Оленек - 1, Нижне - Талуодская, Хорбусуонка - 1, Эбэлээх, Сэмэлдьин , поздним неолитом (23 - 14 в. до н. э. ) - Мэрчимдэн - 1, Хорбусуонка - 1 и другие.

Материалы оленекских стоянок, по описанию и. В. Константинова, изобиловали многочисленными расщепленными костями, главным образом северного оленя, редко птиц. Отсутствие следов развитого рыболовства и исключительную редкость керамических, глиняных изделий на этих стоянках он объясняет тем, что это были стоянки древних бродячих охотников на дикого северного оленя и их постоянно кочующим, подвижным образом жизни. Для летней стоянки наши предки находили хорошо сдуваемые ветрами высокие места на приустьевых мысах притоков больших рек и берегах озер, удобные для охоты. Например; стоянка Оленек - 1 находится в черте пос. Оленек на узком приустьевом гребне между рекой Оленек и ее левым притоком речкой «Туманнаах». Основная часть стоянки была разрушена продолжающимся и в настоящее время размывом паводковых вод и современными хозяйственными постройками.

            Неолит или новокаменный            век, существовавший 7–3 тысячи лет назад   ознаменовал собой усовершенствование древними людьми техники обработки камня, производство кремневых орудий и освоение изготовления глиняных сосудов - керамику. Наивысший расцвет каменной индустрии коснулся и неолитической культуры территории Оленекского района. Об этом свидетельствуют разнообразные двусторонне обработанные наконечники стрел треугольной формы и копий, каменный обработанный нож, шлифованное орудие - тесло и другие совершенные орудия, обнаруженные в материалах оленекских стоянок. В это время появляются разные типы эффективных рубящих орудий – топоров и тесел. Некоторые из них сделаны из самого прочного материала того времени - нефрита. Из него изготовлялись и украшения. В использовании этого материала можно видеть крупное техническое достижение того времени. Каменные копья, дротики, ножи, скобели, скребки и резцы сильно отличаются друг от друга в размерах и формах. Неолитическим обитателям Оленека были известны все приемы скалывания ножевидных пластин с призматических и конических нуклеусов, шлифовка камня, отжимная ретушь. В изготовлении каменных орудий и глиняных сосудов они достигли того же уровня и пользовались теми же техническими приемами, что и их соседи из других районов Якутии.

               Люди тогда охотились на лосей, северных оленей и медведей,  а также на боровую и водоплавающую птицу.  В это время лук становится массовым орудием охоты. Об этом свидетельствует повсеместно по всему Северу-Западу Якутии встречающееся поразительное разнообразие типов наконечников стрел. Именно в эпоху неолита человек впервые изобретает надежное средство перемещения по снегу – лыжи. Его постоянно сопровождают охотничьи собаки. Идет дальнейшее усовершенствование рыболовных орудий – гарпунов, крючков, а также появлением надежных водосплавных средств – деревянных, кожаных и берестяных лодок. 

    На неолитических поселениях, иногда значительных по площади, располагались десятки чумов, перекрытых выделанными шкурами лосей и северных оленей. В них обитал первобытный род, скрепленный узами кровнородственных связей. Люди каменного века, предавая земле своих умерших сородичей, воображали, что они или их душа переселяются в иной мир, в котором он будет вести жизнь, во всем похожую на земную. Поэтому они ложили в могилу  усопшего весьма разнообразный набор орудий труда и украшений. Так поступили древние обитатели верхнего Вилюя, соседи оленекских племен, стоянки Туой Хая III тысячелетия до н.э., похоронившие своих соплеменников  на гребне горы одноименного названия. Всего здесь было вскрыто пять погребений и одно ритуальное захоронение собаки. В четырех лучше сохранившихся погребениях скелеты лежали на спине в вытянутом положении, головой на северо-восток. Они оказались обсыпанными красной охрой (природной краской). Здесь были положены вместе с умершим, такие каменные и костяные предметы: костяные наконечники копий с кремневыми вкладышами, топор с ушками, прямоугольный каменный топор с миндалевидным поперечным сечением и сланцевые ножи на плоских отщепах. В двух погребении оказались черепки глиняной посуды с простыми орнаментами.

     Череп из могильника Туой Хая был изучен известным советским антропологом Г.Ф. Дебецом. Он заключил, что этот череп относится к катангскому монголоидному типу, свойственному современным эвенкам бассейна Енисея (Дебец Г.Ф., 1956).

            Этот научный факт, по мнению археолога Н. Д. Архипова предполагает, что в бассейнах рек Вилюя и Оленека еще в каменном веке, пять тысяч лет тому назад параллельно с предками юкагиров обитали и прямые предки современных эвенков – основного населения Оленекского района.

            Предки юкагиров, неутомимые  охотники  на  дикого  оленя и рыболовы, еще в каменном веке заселили  бескрайние  просторы  тундры  и  лесотундры  Северо-Запада Якутии, в том числе и  Оленекского района.       Территория    расселения    этих  древнейших североазиатских  племен, по мнению ученых,  охватывал  огромные  арктические пространства  от  Таймыра  на  западе,  до  Анадыря  на  востоке.  До  массового  прихода  эвенкийских  племен, в  начале  нашей  эры  предки  юкагиров  на  территории  Оленекского  района, наверно  кочевали  в  соседстве  с  самодийскими  племенами, предками  современных  нганасан. Именно  эвенки  оттеснили  юкагиров  на  восток  от  низовьев Оленека и Лены.

       Северные  якуты  и  оленекские  эвенки  северное  сияние  называют   “дьукээбил  уота”,  уподобляя  их  небесным  бликам   от    множественных  костров  бесчисленных  юкагирских  родов.              

        О  том, что  на  Оленьке  жили  юкагиры, свидетельствует   фольклор:  противник  Yрэн – Хосуна, героя  оленекских  героических  сказаний  Yнкээбил ( Юнгкээбил ) – Хосун  прямо  назван   в  одной  из  легенд  “юкагиром”. Юкагиры   заходили  в  низовья  рек  Оленека  и  Лены  и  в  середине  XVII в. Анализ  учеными  сказаний  о  Юнгкээбиле, дает  возможность  отождествить  этого  героя  и  его  племя  с  юкагирами, исходя  из  ряда  характерных  черт  хозяйства  и  быта. Упоминаемая  в  сказаниях   охота   на  диких  оленей  во  время  переправы  через  реки   была распространенным  способом  охоты  у  тундровых  юкагиров  Индигирки  и  Колымы  в  историческое  время. Герои  сказаний  Юнкгээбил  и  его  братья  не  просто  охотники  на  диких  оленей, а  покольщики  на  переправах, промысловики  на  коллективной  охоте  на  диких -  «тиигээн».  В  позднее  время  этот  способ  охоты  переняли  от  юкагиров  эвенки  низовья  реки Оленек, где  встречаются  места  под  названием  «Тигээннээх».

           В  ряде  сказаний  Юнкгээбил  или  его  брат  носят  длинные  волосы. Прическа  с  распущенными  волосами, согласно  устной   традиции  коренного  населения  низовий  северных  рек  Якутии, в  прошлом  отличала  юкагиров  от  тунгусов, имевших заплетенные  косы. В  сказании  «Урэн – хосун», распространенном  в  Оленекском  улусе  на  нашего  героя  нападает  Юнгкээбил – хосун  с  длинными  распущенными  волосами  как  у  женщины. А  в  ответном  ударе  сын  Урэн – хосуна  убивает  самого  Юнгкээбила, запутавшего  во  время  схватки  в  своих  длинных  волосах. 

     Эвенки  -  носители  железных  стрел  и  оленеводческой  культуры на  Северо – Западе  Якутии.    В  первой  пол-не II тыс.  н. э.  в  бассейнах  рек  Оленека  и  Анабара   вклинились  тунгусоязычные  племена: азяны, синигири, лалкагиры. С  этого  времени  юкагиры  начинают  оттесняться  на  восток  и  попадают под  усиленное  влияние  тунгусоязычных  племен. А  самодийские  племена  (тавги  и  маяты  ХVІІ  века)   откочевали  на  запад. Низовья  Оленека  и Лены  были  единственным   регионом, где  тунгусы (эвенки), образовав  коридор, вышли к  побережью  Северного  Ледовитого  океана  задолго  до  прихода  русских  казаков  в первой половине  ХVII века.

          Эвенки (устаревшее  название  - тунгусы)  -  один  из  древних  народов  Сибири, Севера, Дальнего  Востока,  имеющий  удивительную  историю. Происхождение  двух  родственных  народов  -  эвенков  и  эвенов своими  корнями уходит  вглубь  тысячелетий,  и  данная  проблема  всегда  вызывала  научные  споры  в  ученом  мире. Но  исследователи  едины  в  том, что  древняя  прародина  эвенков  и  других  тунгусоязычных  народов  находится  в  огромном  регионе   Южной  Сибири (вокруг  озера  Байкал)  и  Приамурья. Здесь  предки  эвенков  и  эвенов, исконные  охотники       на     крупных   зверей, сумели  приручить диких оленей  и  использовать  их  в  качестве  ездовых и вьючных  оленей. Именно  верхом  на  оленях  эвенки  освоили  и  стали  подлинными хозяевами  обширных  пространств  тайги  и  тундры  от Ледовитого  океана  до  монгольских  степей. Ясно  одно - оленеводство  на  северо-востоке  Азии  впервые  появилось  у  тунгусоязычных  племен, от  которых  эту  форму  единственного  производящего  хозяйства  на  Севере  заимствовали  предки  чукчей, коряков, юкагиров.  Одомашнивание  дикого  оленя -  бесспорно  одно  из  культурных  завоеваний  эвенков  и  других  народов  Севера, имеющее  историческое  значение.   Хозяйственно-культурный  комплекс  охотников – оленеводов  тайги  и  лесотундры, характерный  и  для  оленекских эвенков, оказался  наиболее  жизнеспособным  и  устойчивым  в  суровых  условиях  Севера, также  бесспорна  их  великая  заслуга  в  сохранении  северной  природы. За прошедшее  многовековое  развитие  эвенки  изобрели простые  и  доступные, экологически  чистые  охотничьи  и  рыболовные  орудия  труда, способы  охоты, выработали  методы  и  приемы  разведения  оленей  применительно  только  в  северных  широтах (тундры, лесотундры, тайги  и  др.). Эвенки  создали  многообразные  виды  одежды, максимально  приспособленные  к  суровым  природно-климатическим  условиям  Севера, отличавшиеся  многосоставностью, т.е.  легко  снимались  и  одевались  частями, были  удобными  для  хранения  и  упаковки  в  вьючных  сумах  и просушки  частями  на  костре.   К  этому  следует  добавить  изобретение  нашими  предками  дымокура  от  таежного  гнуса, комаров, легкого  переносного  конического  чума, изящной  и  легкой  лодки - долбленки  - «тирэх  тыы»  и  многое  другое, без  которого  кочевая  жизнь  в  Заполярье  была  бы  невозможной. В этом  и  заключается   большой  вклад  эвенков  в  циркумполярную, а  через  нее – в   общечеловеческую  культуру.

          В  археологическом  плане  на  территории  Оленекского  улуса    следы  носителей  начала эпохи  металла – бронзового  и  раннего  железного  веков (3300г. до  н. э.  – до  прихода  русских  казаков)  не  обнаружены. Ученые предполагают, что  на  северо-западе Якутии  бронзовый  век и  начало раннего  железного  века  связаны  с  предками  юкагиров  и  древними  самодийцами, а  ранний   железный  век    с  колонизацией  тунгусоязычных  племен (эвенков). Именно  тунгусы  были  носителями  железных  стрел  и  доспехов  согласно  ясачных  и  архивных   документов  русских  казаков. 

         Некоторые  ученые  склонны  предполагать, что  название  реки  Оленек  происходит  от  эвенкийского  слово  «оло»  (перейти  вброд), производные  олон, олом – брод.  Хотя  большой  авторитет  в  изучении  эвенкийского  языка  и  традиционной  культуры  эвенков  Г. М. Василевич  пишет, что  название  реки  Оленек  «топоним  нетунгусского  (эвенкийского  - С. П.)  происхождения».  Ученые  едины  в  том, что  гидроним  Оленек  не  происходит  от  русского  «олень», хотя  диких  оленей  к  приходу  русских  казаков,  здесь,   наверное, водилось  в  изобилии, в  то  же  время  его  нельзя  объяснить  и  исходя  из  якутских  слов  и  понятий. Интересны  записи  Р. К. Маака: «По  словам  проводников – тунгусов, слово  Елен  тунгусское   (эвенкийское – С. П.)  и  происходит  от  слова  Нгуолэна. Этим  последним  именем  называлась  р. Оленек  в  древние  времена, теперь  это  название не  употребляется  или  употребляется  очень  неохотно, потому, как  они  говорили, имя  это  улахан аат, т. е.  большое  имя, которое  напрасно  употреблять  не  следует».

         Дальние  отголоски  военных  столкновений  пришельцев  с  юга  -  тунгусов, предков  нынешних  оленекских  эвенков  с  аборигенами  бассейнов  рек  Оленека  и  Анабара -  юкагирами  и  самодийскими,  племенами  до и  после  прихода  русских  казаков  в  ХVII  веке  запечатлены  в  оленекских  героических  сказаниях  о  хосунах –  охотниках. .    В  качестве  противника  ¥рэн – хосуна  и  его  сына  в  сказаниях  выступает  род  Маят. В  устных  преданиях  оленекских  эвенков  маяты  выступают  как    чужеземный  народ  Саамай (восточные   ненцы).         Сказание  о  маятах бытует  в  Оленекском  районе  самостоятельно. Приведем  записи  по  И. С. Гурвичу  «Когда- то  давно  на  реку  Оленек  перекочевал  род  Маят. Их  было  так  много, как  шерстинок  на  шкуре  белого  оленя. Маяты  жили  охотой  на  диких  оленей, которых они  убивали  на  речных  переправах  или  устраивали  облавы. Вооружены  маяты  были  луками, стрелами  и  копьями, наконечники  которых  были  из  камня, рога  лося, кости  мамонта  и  клюва гагары. Домашних  оленей  они  не  имели  или  имели  очень  мало. Весной  маяты  ходили  на  лыжах, летом  и  осенью  пешком».

    Русские  казаки - землепроходцы  на  Оленекской земле.

Открытие  и  установление  ясачного  режима.

            Для  всего  цивилизованного  человечества  наша  далекая  заполярная  река  была  открыта  русскими – землепроходцами  в  первой  половине  ХУ11  века. Еще  в  1620-е  годы  служилые  и  промышленные  люди, проникшие  в  бассейн  Нижней  Тунгуски, сухопутным  путем  достигли  верховьев  Оленека  и  взяли  ясак  45  соболей  с  9  ее  обитателей  тунгусского  рода  «азянов».

         Русские  землепроходцы  с  выходом  на  большую  северную  реку  Лену  стали  строить  кочи, на  которых  спускались  в  низовья  этой  реки  и  выйдя  в  Северный  Ледовитый  океан, следовали  на  запад  и  восток  вдоль  арктического  побережья.       

    Кочи, на  вид  неуклюжие  суда, сшитые  вицами, с  парусами  из  выделенной  оленьей  шкуры – ровдуги, были  очень  удобны  для  прибережного  плавания. Эти  мелкосидящие  суда  входили  в  губы  и  устья  рек; имея  яйцевидное  днище, они  при  сжатии  льдов  поднимались  и  уходили  вверх.  Снабженные  носом, сделанным  по  принципу  салазок, были  удобны  для  перетаскивания  через  льды  и  волоки.

      Первым  из  русских  побывал  в  устье  реки  Оленек  Иван  Ребров.  Летом   1633  г.  по   указу  енисейского  воеводы  Н. Веревкина  отряд  тобольских  и  енисейских  казаков  под  предводительством  пятидесятника  Ильи  Перфильева,  выйдя  из  Жиганского  острога, спустился  на  кочах  вниз  по  Лене. У  самого  устья  отряд  разделился  на  две  части. Большая,  во  главе   с  Перфильевым,  отправилась  на  восток, а  меньшая  - во  главе  с  тобольским  казаком  Иваном  Ребровым  прошла  по  Западной   (Оленекской)  протоке  и  вышла  к  Северному  Ледовитому  океану, а  затем,  следуя  вдоль  побережья,  впервые  достигла  устья  реки  Оленек,   поднялась  дальше  вверх  и  основала  зимовье. 4  года  служил  Иван  Ребров  в  низовьях  Оленека. В  июне  1634  г.  от  него  в  Якутск  уже  пришла  первая  ясачная  казна. Почти  35  лет  прожил  Ребров  в  Якутии, из  них  20  лет  он  провел  в  арктических  странствиях. Умер  первооткрыватель  северных  рек  Оленека, Индигирки  в  1666 году  в  Якутске. Имя  первопроходца  носят  ледник  в  хребте  Черского  и  река, впадающая  в  пролив  Лаптева  (Восточно – Сибирское  море).

        В  1637  году  в  низовьях  Оленека  побывал  енисейский  десятник  Елисей  Буза. Он  вышел  из  Олекминского  острога, пошел  по  Лене  вниз до  моря  и  морем  достиг  устья  реки  Оленек, поднявшись  вверх  по  ней  Буза  потом  сухим  путем  перешел  с  реки  Оленек  в  устье  реки  Молоды, притока  Лены.

        В  1667  году  Семен  Дежнев, известный  к  тому  времени  своими  походами  на  Алазею, Колыму, Индигирку,  был  назначен приказчиком  на  реке  Оленек, где и  пробыл  до  1669  года, собирая  ясак.

        В  1635  году  отряд  казаков  из  Верхне - Вилюйского  зимовья, вышедший  на  р. Тюнг  (левый  приток  р. Вилюй), узнав  от  тунгусов, что  верховья  р.  Оленек  лежат  недалеко,  уже  в  следующем  году  достиг   наземным  путем  Оленька.        

         До  сих  пор первое  местонахождение  Оленекского  зимовья  на  реке  Оленек  в  точности  неизвестно. Архивные  документы  проливают  свет  на  то, что  енисейский  десятник  Елисей  Буза  в  1635  г.  шел  от  устья  Оленека  вверх  по  реке, пока  не  повстречал  тунгусов,  от  которых  он  взял  5  сороков  соболей  ясака. Поставленное  им  зимовье  располагалось  «в  устье  р. Пиридды»,  в котором  Г. Ф. Миллер  предполагал  левый  приток  Оленека  - р. Бур. Известный  советский  тунгусовед  В. А. Туголуков,  подвергая   сомнению это  заявление,  отводит  местонахождение  зимовья  значительно  выше, в  устье  другого  левого  притока  Оленека  -  Бирикты.

         Включение  территории  современного  Оленекского  района  в  состав  Русского  государства  вызвало  большие  изменения  жизненного  уклада  аборигенов  и  этнической  ситуации в  регионе.    

          К середине  ХУ11 в.  все  коренное  население  современного  Оленекского  района  было  обложено  ясаком  и  было  внесено  в  окладные  ясачные  книги. Из  ясачных  списков  видно, что  нижнее  и  среднее  течение  Оленека  занимали  тунгусы - племени  азян, а  западные  районы  -  верховья  Анабары, Оленека  были  кочевьями  других  тунгусоязычных  племен  - синигиров  (чинагиров)  и  лалкагиров. Были  постоянные  контакты  с  западными хатангскими и  ессейскими тунгусами  -  баягирами, вонядырами, буляшами. С  юга  заходили  шелогоны  и  фугляды, с  востока – калтакулы. Иноэтническая   среда  была  представлена  к западу  от  эвенкийского  коридора  кочевьями  самодийцев  - тавги, а  с  востока  юкагирами.

        Во  время  установления  ясачного  режима  общая  численность  коренного  населения  на  всем  Северо – Западе  Якутии  насчитывалась  примерно  около  1200  человек  обоего  пола. Ясак  -  это  дань, особая  форма  подати,  взимавшаяся  царской  казной  с  коренного  населения, с тех, кто  стал  подданным  Русского  государства  в  возрасте  от  18  до  50  лет  мужского  пола. Ясачный  оклад   брали  в  основном  шкурками  соболя  или  лисы. Сборщики  ясака  в  далеких  северных землях творили  произвол, самовольствовали, брали  заложниками  - аманатами  детей  и  жен   тунгусов, этим  заставляя  их  добровольно  платить  ясак. Против  этого  в  1682 – 1683 г.  ессейские  тунгусы  восстали. Убили  11  служилых  людей  и  увели  из  Ессейского  зимовья  8  аманатов. Участвовало  до  150  мужчин – эвенков. Большинство  родов  откочевало  в  другие  регионы  Якутии. 

        Усилились  междоусобные  столкновения  между  самими  тунгусскими  племенами  огромного региона, подогреваемые  враждой  и  соперничеством между  ленскими  и  мангазейскими  служилыми  людьми  двух  воеводств  за  сферы  влияния. Так  оленекские  азяны  в  1640  годах  совершали  походы  против  западных, хатангских  вонядырей  и  баягиров, угрожая  Ессейскому  и  Анабарскому  зимовьям.

         В  1652 – 1653  г.  на Оленьке  и в  низовьях  свирепствовала  эпидемия  оспы,  которая скосила   оленекских  тунгусов, особенно  трудоспособную  часть. Так, на  Оленьке  из  156  человек, внесенных  в  ясачные  списки,  остались  живыми  только  30   человек. Население  уменьшилось  в  пять  раз. Воспользовавшись  этой  ситуацией, западные  тунгусы  предприняли  ответные  военные  набеги  на  кочевья  оленекских  племен, при  прямом  попустительстве  мангазейских  властей. Оленекские  роды  были  ограблены  и  разорены. Об  этом  свидетельствуют челобитные  оленекцев  якутскому  воеводе. С  1652 г.  по  1667 г. вонядыри  и  боягиры  «побили  более  семидесяти  человек»  и  «с  прежних  жителей  нас  сирот  ваших согнали».

 

Дореволюционная  история  коренного  населения

на территории  Оленекского  района.

        Эпидемии оспы  и  разорительные  междоусобные   набеги  опустошили  огромный  регион  и  обезлюдевшие  промысловые угодья  оленекских  больших  семей  и  родов  начали  заселяться  бродячими якутами, особенно интенсивно шло проникновение якутов в низовья рек Лены, Оленека и Анабара. Бескрайние просторы тундры, лесотундры и таежного редколесья Севера привлекали  якутов – бедняков, прежде  всего  обилием  рыбных  запасов  и  в  особенности  возможностью  добывать  диких  оленей  на  переправах  через  реки. И конечно, вчерашние  холопы  и  бедняки  здесь  обретали  относительные  экономическую  и  социальную  свободу,  чем  в  родных  улусах. Но  и  здесь  пришельцы  становились  плательщиками  ясака. В  ясачном  списке  на  1682  г  было  написано: «В  Оленекском  зимовье  ясачных  тунгусов  и  якутов  73  человека». С  этого  времени  якуты  становятся  постоянными  плательщиками  ясака  в  Оленекском  зимовье. [1] Их  потомки, смешавшись  с  местными  эвенками  в  Х1Х  и  в  нач. ХХ в.  стали  себя  называть  «тунгусами», но в то же время  они строго  дистанцировались  от  якутов - скотоводов  с  одной  стороны  и  от  соседних  енисейских  и  других  этнических  эвенков  с  другой стороны. Такое  прежде  всего  относится  к  местному  населению   бассейна  верхнего  и  среднего  течений  Оленека  (территория  Оленекского района). В  низовьях  Оленька  и около  озера  Ессей  среди  якутов, занимавшихся  только поколками  диких  оленей  на  переправах  рек,  рыбным   и пушным  промыслами, этническая  ситуация  была  совсем  другая. У  них национальное самосознание  было  чисто  якутское. 

          В  административном  отношении  территория  современного  Оленекского  района  в  составе  Якутского  воеводства, потом  области  в  досоветское  время  четкого  определенного  устройства   не  имела.

          Численность  местного  населения  была  крайне  незначительной  во  все  века  при  огромной  территории  обитания. Это  объясняется  кочевым  образом  жизни  и  быта   оленеводческо- охотничьих  общин  бассейна  реки  Оленька. По  Гурвичу  общая  численность  населения  всего  северо-запада  Якутии  в  первой  четверти  ХУIII  века  колебалась, судя  по  ясачным книгам,  от  1800  до  2200  человек, а  в  конце  ХIХ  века  насчитывалась  3000 – 3300  человек  обоего  пола. [1] Перепись, произведенная  якутской  комиссией  по переобложению  ясаком  1767г., показала, что  население  территории  современного  Оленекского  улуса  и  всего  северо-запада  Якутии   в  административном  отношении  формально  было  объединено  в  наслеги. Это  четко  прослеживается  в  бывшем  Жиганском  зимовье, потом  Жиганском  улусе Верхоянского  округа. Здесь  прослеживаются  следующие  наслеги: Кангаласский, Туматский, 1 и  2  Батулинский, 1, 2, 3  Катыгинский.

          Хатыгинцы, бетильцы, бетюнцы, угулятцы, шелогонцы, кочевавшие  на  территории  современного  Оленекского  района  и  озера  Ессей были  приписаны  к  Верхне – Вилюйскому  улусу  Вилюйского  округа. Согласно  «Устава  об  управлении  инородцев  Сибири»  1822г. Второй  ясачной  комиссией  эти  роды  были  причислены   к  тунгусам  и  поэтому  получили  статус  бродячих. Они  освобождались  ото  всех  сборов, кроме  ясака, и  имели  право  беспрепятственного  перехода  из  округа  в  округ. Центром  притяжения  вилюйских  и  оленекских  бродячих  родов  было  озеро  Ессей. Здесь  производились  ежегодные  наслежные  собрания  -  сугланы, разбирались  тяжбы  и  т. д.  Около  Есейского  озера  в  середине  Х1Х  в.  кочевало  600  человек.[1]   

         В  конце  Х1Х и  в  начале  ХХ  веков  на  территории  современного  Оленекского  улуса  кочевали  большие  семьи, имевшие  частные крупные  оленеводческие  хозяйства. Род  потерял  свое  экономическое  значение  и  формально объединял  членов  рода. Были  несколько  больших  оленекских  родов: Бэти, Чорду, Осогостоох, Ботулу, Урэнэй,Батагай, Шологон,  Еспех, Тэгэ   и  другие. Во  главе  родовых  наслегов  стояли  князцы. Например; князцами  родов - наслегов  Чорду  и Бэти  были  старик  «Секеннэй»  и  его  сын, а  во  главе  родов   Осогостох  и  Еспех   стояли  «Татыйан  Степанов»  и  «Осогостох  Борукопай». Улусной  главой  был  голова  «Кычыылап»  из  Жиганска. [1]      Интересны  оленекские  генеалогические  предания, которые  отражают  исторические  связи  коренного  населения  района  с  основной  массой  якутского  народа, записанные  И. С. Гурвичем.

Основателем  одной  из  ветвей  рода  Чорду  считается  якут  Кычылов. Он  со  своей  семьей  поселился   около  Жиганска. Он  и  его  прямые  потомки  были  князцами  родов  и  головами  (кулуба).  Последний  из  них, «Секеннэй  уола»,  умер  в  1930г. А  другой  правнук  был  тунгусским  головой  (кулуба)  всего  Жиганского  улуса  по  имени  Кычыылап. Род  Чорду  имеет  самодийское  происхождение. У  тувинцев  тоже  есть  род  Чорду.

         Род  Осогостох, входивший  в  Хатыгинский  наслег, по  местной  устной  традиции  произошел  от  какой – то  якутки, приехавшей  три  поколения  назад   на  Оленек  беременной  (осогостох). От  родившегося  от  нее  сына  пошел  род  Осогостох.

         Род  Урюней, входивший  в  состав  наслега  Чорду, по  словам  информаторов,  произошел  от  якута  по  имени  Урюней. Со  своим  братом  он  был  будто  бы  изгнан  из  Якутска  за  какие – то  провинности. Название  «Урюнэй»  происходит  от  якутского  слово  «урун²»,   значит  белый. Основатель  рода  по  преданиям  был  «белокожим»  человеком.

           Оленекская  ветвь  рода  Еспех  была  основана  выходцами  из  центральной  Якутии, живших  между  Леной  и  Таттой. По  преданиям  забрел  в  Оленек  якут  по  имени  Еспех  и  положил  начало  роду.

           Род  Бети  был  основан  выходцами  из  Бетунской  волости  якутов, существовавшей  на  правобережней  Лене,  у  устья  Алдана. Она  распалась  после  разгрома В. Поярковым восстания  в  1636 – 1637 г.  якутских  родов  против  казаков. Часть  бетунцев  подалась  на  северные  реки  и  основала  оленекскую  ветвь  свободолюбивого  якутского  рода.

            В  ХУ11  веке  насчитывал  108  взрослых  охотников род Шелогон  (Сологон), впоследствии образовавший Шологонский наслег Оленекского  района. Они платили ясак в Верхне-Вилюйское зимовье  и кочевали в  междуречье рек Мархи и Тюкэнэ. Этноним Шелогон (Сологон) по-эвенкийски  обозначает «житель верховьев реки». До прихода основной массы предков якутов и становления якутского этноса шелогонцы занимали обширную  территорию на средней Лене. Кроме вилюйских шологонцев, существовали большие группы на нижней Зее среди дауров и в районе Охотского острога. Перепись 1897г. обнаружила 444 человек в бассейне р. Мархи сильно  объякутившихся шелогонцев, которые в основном занимались скотоводством, а оленеводство и охота имели для них второстепенное значение.

          В  фондах  Оленекского  историко-этнографического  музея  народов  Севера  хранится  кортик с дарственной  надписью «князцу  Шелогонского  роду  Верьховилюйского  зимовья», как  награда  «за  исправнось  казне». На  клинке  оружия  имеется  надпись – клеймо: «Иркутск – 1771 г.».

          В  начале  ХХ  века  в  комплексном  хозяйстве  кочевого  населения  территории  Оленекского  улуса  оленеводство -  единственная  форма  производящего  хозяйства,  выходит  на  первый  план. Возникают  крупные   оленеводческие  хозяйства, использующие отгонно – пастбищный  способ  оленеводства  по  циклу:  зимой - в зоне  тайги,   летом - в  зоне  тундры. Отдельные  семьи, в  поисках  летних  пастбищ, перегоняли своих оленей до побережья моря Лаптевых, покрывая расстояние до 1000 км в обе стороны.

          Таким  образом, в  бассейне  верхнего  и  среднего  течений  реки  Оленек (на  территории  современного  Оленекского  района - района)  в  начале  ХХ века  сложился  этнокультурный  феномен, представлявший  в  основном  единый  якутский  языковой  мир, но  двухвариантный  в  этническом  самосознании, многотрадиционный  в  духовной  культуре    с  объективно  сложившимся  хозяйством  и  бытом  тунгусского  типа. По бескрайним  просторам  тайги  и  лесотундры  кочевали  зажиточные  большие  семьи – кланы  оленеводов  и  охотников  за  дикими  оленями, называющие  и  осознающие  себя, как  тунгусы, не  вкладывая  эвенков,  с  одной  стороны, и   от   соседей, вилюйских  якутов – скотоводов,  с  другой.

 

 

 

Категория: Мои файлы | Добавил: olenekmuseum
Просмотров: 78 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Адрес
Оленекский эвенкийский
национальный район с.Оленек
678480,ул.Октябрьская 44



+7 411 692-13-55 olenek.museum@mail.ru
Местонахождение
sample map